Он не сдавался годам

Андрея Ивановича Самарцева в Уржуме знали как активного общественника. Коллеги-ветераны удивлялись его неиссякаемой энергии, говорили, что «молодые» (кому по 50–60 лет) так не работают, а у него даже на девятом десятке на всё и сил, и времени хватало. Участник Великой Отечественной войны, штурмовавший легендарную Саур-Могилу под Донецком, освобождавший Украину, Белоруссию, Польшу, Чехословакию и Германию, он не сдавался годам…

Родился А.И. Самарцев в Приморском крае на Дальнем Востоке. После окончания семи классов работал в колхозе, потом в сельском магазине, а 10 марта 1942 года ушёл добровольцем на войну. Правда, возраст у него не подходил, и он в военкомате прибавил себе полтора года, чтобы с оружием в руках защищать Родину. До конца войны Самарцев находился в действующей армии, воевал на различных фронтах, прошёл с боями от Сталинграда до Германии, был дважды ранен, но снова возвращался в строй. О тех годах, о боях с немецкими оккупантами Андрей Иванович часто рассказывал на встречах с земляками. А.И. Самарцев вспоминал:

«После четырёхмесячной боевой подготовки в конце июля 1942 года нас погрузили в вагоны и привезли под Сталинград. К фронту шли ночами, делая переходы по 50–60 километров в сутки. Дорога была покрыта толстым слоем пыли, которая при движении колонны поднималась и тучей висела в воздухе, забиваясь в горло и уши, под взмокшие от пота гимнастёрки. Нас мучила жажда, так как воду в степи не найти. Многие солдаты, натерев мозоли, снимали сапоги и шли босиком. Мы спешили занять позиции на левом берегу Дона, чтобы помешать фашистам форсировать реку. Наш полк отбил несколько атак противника восточнее станицы Клетской. В ночь с 22 на 23 августа поступил приказ двигаться в район Малых Россошек, и к утру мы добрались до этого села. Вдруг появились вражеские самолёты, которые стали бомбить нашу колонну, расстреливать её из пулемётов. Это был какой-то кошмар! Массированная бомбардировка продолжалась почти целый день. Одну группу фашистских самолётов сменяла другая, причём в каждой было примерно по 20–30 машин. Нас застали почти что в чистом поле, так что спрятаться было особенно негде…

Мы заняли оборону в районе хуторов Власовки и Бабуркина. На этот раз противник обрушил на нас огонь артиллерии и миномётов, в атаку пошли танки. Враг ворвался в Малые Россошки, но нашей контратакой был выбит из этого населённого пункта. Мы шли цепью в полный рост. Почти сразу же был убит наводчик ротного миномёта Алёша Боровик, мой односельчанин. Тогда я снял с плеча миномёт и сделал несколько выстрелов по пулемёту противника, уничтожив огневую точку. На следующий день мы отбили ещё несколько атак фашистов, но всё же силы были неравными, и нам пришлось отступить, а немцам удалось отрезать наш полк от других частей дивизии. Около десяти суток мы ели только пареную рожь и пшеницу. Порой, рискуя жизнью, ночью пробирались на нейтральную полосу и искали продукты и боеприпасы в вещмешках убитых наших и немецких солдат. Только вырвавшись из окружения, мы вдоволь наелись горохового супа, но после этого многие заболели желудками. Наша дивизия, понёсшая большие потери, была выведена на доукомплектование. Меня и моего земляка Кузьму Рыбалко командование направило на трёхмесячные курсы по подготовке младших офицеров».

Вновь на фронт Андрей Иванович был направлен только в марте 1943 года после окончания курсов и присвоения звания младшего лейтенанта. А.И. Самарцев вспоминал: «Я получил назначение на должность командира взвода миномётной роты. Мы стояли в обороне у села Дмитровки на реке Миусе в Донецкой области. Летом 1943 года началось сражение на Курской дуге. Войскам, оборонявшим Донбасс, была поставлена задача прорвать линию обороны немцев на Миусе и выйти к реке Крынке, чтобы не дать противнику возможности перебросить под Курск свои части. Наша миномётная рота обеспечивала огнём стрелковый батальон, который вёл ожесточённый бой западнее высоты Саур-Могилы. Наша атака захлебнулась, так как слишком сильным был артиллерийский и миномётный огонь противника. Я залёг в небольшом окопчике, который был настолько мал, что автомат пришлось положить на бруствере, а сумку с гранатами оставить на пояснице.

Разрывы снарядов поднимали землю справа и слева от меня. Одна из вражеских мин рванула почти рядом, и я почувствовал сильный удар по спине. Через некоторое время поступила команда к отходу с занятых позиций, поскольку стало ясно, что без предварительной артиллерийской подготовки высоту нам не взять. Приподнявшись из окопчика, я увидел, что мой автомат разбит вдребезги. Быстро осмотрев сумку с гранатами, обнаружил, что на двух из них были вмятины от осколков, так что даже запалы погнулись. Что было бы со мной, если бы гранаты сдетонировали? Но если бы не было этой сумки, то мне бы осколками мины перебило позвоночник. Так что в некоторых ситуациях гранаты спасают жизнь, а не губят её… В конце августа, овладев Саур-Могилой, наш полк двинулся на ликвидацию Никопольского плацдарма, освобождая один за другим города Донбасса. Но при этом мы несли большие потери в живой силе и технике, так как немцы упорно сопротивлялись.

Шли месяцы войны. Мы продвигались вперёд, но очень медленно. Трудности добавляла сама природа Украины. Почти всё пространство между Днепром и Южным Бугом занимали поля, которые ранней весной 1944 года, впитав талую воду, набухли влагой настолько, что в некоторых местах солдаты проваливались в жидкую грязь по колено. По самые ступицы уходили в раскисшую вязкую землю колёса орудий и конных повозок. Наступать по таким полям было почти невозможно. Передвигались в основном по дорогам, но и они долго не выдерживали нагрузку и были забиты брошенной немецкой и застрявшей нашей техникой. Пехотинцы, измотанные боями и капризами непогоды, в марте подошли к Николаеву. Артиллерия и танки отстали. Десять дней мы вели бои за город, но взять его не смогли, понеся большие потери. Лишь 28 марта, используя отвлекающий манёвр морских пехотинцев, наши войска вошли в Николаев.

В апреле наше соединение было переброшено в Брянскую область для переформирования, и меня назначили командиром миномётной роты. Наша часть стояла почти на границе с Белоруссией. Два месяца комплектовались людьми и вооружением, учились воевать в лесисто-болотистой местности. Во второй половине июня мы совершили по ночам скрытый марш к Гороховищам в Гомельской области, где проходил передовой край эшелонированной обороны противника с насыпью, четырьмя рядами колючей проволоки и минными полями. Позади были ещё три линии укреплений с артиллерией и танками, часть из которых была вкопана в землю. Оборону держал пехотный батальон СС. Вот такой «орешек» нам предстояло «разгрызть».

24 июня 1944 года в пять часов утра ударили наши «катюши», что стало сигналом к общей артподготовке. После массированного обстрела в наступление пошла пехота. Проваливаясь в болоте, протягивая друг другу руки, верёвки, шесты, мы двигались вперёд и за три часа боя овладели первой линией укреплений фашистов. На следующий день прорвали оборону противника, заняли несколько сёл, а утром 26 июня вошли в Глуск. Продвигаясь с боями дальше на запад, наш полк перерезал имевшие стратегическое значение железную и шоссейную дороги на подступах к Бресту. Целый день длился бой за станцию Лесную, и только к вечеру мы ворвались на её северную окраину, захватив в плен несколько десятков фашистов и бронетехнику.

Мы шли по пятам врага, сбивая заслоны, уничтожая засады, выбивая гитлеровцев с очередных рубежей. 21 июля вошли в Беловежскую пущу. Командир нашей гвардейской дивизии генерал-майор Кузнецов категорически запретил бойцам уничтожать зубров и других редких животных заповедника. На пути движения нашего соединения к государственной границе СССР находился крупный опорный пункт немцев «Адамова застава». Здесь стояла дивизия СС, усиленная большим количеством артиллерии, танков и самоходок. 29 июля наш полк вместе с другими частями перешёл в наступление, и в полдень эсэсовцы были сброшены в воды Западного Буга. Мы вышли к государственной границе нашей Родины! Солдаты салютовали из оружия. Могучее «ура» разлетелось окрест. Воины обнимались, поздравляли друг друга. Особенно радовались белорусы, которых в нашем полку было немало. За эти бои я был награждён орденом Отечественной войны II степени.

Наш полк продолжал гнать фашистов дальше на запад. За десять дней мы продвинулись более чем на 200 километров. Из-за потерь наша часть снова была отведена во второй эшелон для пополнения, но через неделю мы опять вступили в бой. Выйдя к польскому городу Вышкуву, полк сосредоточился на левом берегу Буга и начал готовиться к его форсированию. Гитлеровцы создали здесь три полосы обороны, первая из который имела глубину в шесть километров. Реку противник держал под постоянным обстрелом. Мне было приказано собрать все три миномётные роты в один батальон, принять на себя командование им и при штурме подавить огневые точки немцев. 25 августа наш полк при поддержке артиллерии и миномётов форсировал реку и разгромил врага, но я при обстреле наблюдательного пункта получил ранение и оказался в госпитале. Это был мой последний бой на территории Польши. В конце сентября 1944 года нашу дивизию вывели на территорию Белоруссии для принятия пополнения, чтобы в последующем перебросить её уже в Германию.

Как долго мы ждали этого дня! «Вот оно, фашистское логово!» — сказал один из наших офицеров, прочитав на границе надпись по-немецки. 23 октября полк, сломив сопротивление врага в приграничном укрепрайоне, повёл наступление на Эбенроде. В ночь на 24 октября мы заняли западную и юго-западную окраины города. Целый день шли ожесточённые бои. Мы сражались, отвоёвывая у врага каждую улицу, каждый дом. Почти все здания представляли из себя настоящие крепости, из которых по нам вели огонь из автоматов и фаустпатронов. В сквериках и парках были врыты в землю танки и пушки. Много полегло наших солдат в этом городке, как и в других населённых пунктах Германии. Из-за больших потерь наши войска вынуждены были временно перейти к оборонительным действиям, ожидая подкрепление в живой силе и технике.

После определённой подготовки наш полк вечером 12 января 1945 года занял исходные позиции для прорыва обороны противника. Утром следующего дня наша артиллерия два с половиной часа перемешивала с землёй укрепления врага. Затем в бой пошла пехота. Несмотря на сильный огонь фашистов, наши солдаты стремительным броском ворвались в окопы немцев, вынудили их отступить, бросив танки, орудия и другое вооружение. Совершив 340-километровый марш, из Восточной Пруссии мы прибыли в центральную Германию в район города Барута, расположенного примерно в 50 километрах от Берлина. Командир полка предложил мне как ветерану части выступить на митинге. Я призвал солдат храбро и самоотверженно сражаться при взятии столицы фашистской Германии. К ней шли наши войска. На башнях танков, самоходок, на стволах орудий были надписи: «Водрузим знамя Победы над Берлином!», «Вперёд, на Берлин!», «Мы победили!».

Ожесточённые бои в Берлине шли не только за каждый дом, но и за этаж, за квартиру. 2 мая 1945 года остатки немецкого гарнизона прекратили сопротивление, но война ещё не закончилась. Наш полк в числе других частей двинулся к Праге, где не сдавалась крупная группировка фашистов. У города Лёбау немцы атаковали нас, но мы смяли их сопротивление. В районе Ойбина наше соединение перешло границу с Чехословакией и направилось к Праге. 9 мая к нам в полк приехал командир дивизии генерал-майор Кузнецов и сообщил, что Великая Отечественная война победоносно завершена. Тем не менее наша часть продолжала бои с фашистами 10 и 11 мая, освобождая чешские города. Мы соединились с частями, наступавшими на Прагу с юга. Наш полк сосредоточился в местечке Костельни-Главно, где для меня, старшего лейтенанта и командира миномётной роты, и моих сослуживцев-гвардейцев закончилась Великая Отечественная война».

За храбрость, героизм и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, А.И. Самарцев был награждён орденами Отечественной войны I и II степени, орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За взятие Кёнигсберга», «За взятие Берлина», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов».

После демобилизации Андрей Иванович учился в юридическом институте МВД, снова служил в армии, даже участвовал в испытаниях ядерного оружия на Тоцком полигоне в Оренбургской области. Затем был оперуполномоченным отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности и заместителем начальника Воркутинского городского отдела внутренних дел по политико-воспитательной работе. Так сложились жизненные и служебные обстоятельства, что Андрей Иванович вместе с женой Юлией Васильевной переехали в город Уржум. Здесь в 1973 году А.И. Самарцев, замполит РОВД, вышел на пенсию. Ему было присвоено звание полковника милиции в отставке.

На трудности он никогда не жаловался, унынию не поддавался. Пока позволяли силы, каждое утро начинал с зарядки с гантелями по восемь килограммов. По городу — только пешком, бодрой и пружинящей походкой, чтобы «кровь не застаивалась». По дому всю основную работу выполнял сам, а ещё много времени и сил уделял общественной и патриотической работе. Припоминается один из дней, когда в краеведческом музее г. Уржума проходила встреча ветеранов войны и труда со школьниками. Андрей Иванович рассказывал о боях Великой Отечественной войны, о своих друзьях-товарищах, сражавшихся с ним бок о бок. Затаив дыхание слушали ветерана мальчишки и девчонки, а когда встреча закончилась, они подошли к фронтовику и, встав на колени, поблагодарили его за то, что он сделал для Родины, для них, молодых граждан нашего Отечества. Этот порыв не был подсказан им ни педагогами, ни сотрудниками музея, а родился стихийно в детских душах.

В 2022 году А.И. Самарцев переехал в областной центр. Чувствовалось, что здоровье долгожителя начало сдавать. 10 июля 2023 года после продолжительной болезни ветеран войны покинул этот мир.

Владимир Шеин По материалам газеты «Вятский епархиальный вестник»

Новости соседних регионов по теме:

ЯГТУ продолжает проект "Научный полк". В нашем вузе есть памятные места, посвященные истории Великой Отечественной войны.
18:17 24.04.2024 ЯГТУ - Ярославль
Избирательная комиссия Брянской области продолжает работу по увековечиванию памяти участников Великой Отечественной войны и представляет обновленную фото-галерею «Бессмертный полк Избирательных комиссий Брянской области»,
16:29 23.04.2024 Избирательная комиссия - Брянск
 
По теме
Акция «135 новых книг для районной библиотеки» продолжается. Приятно получить книгу, подаренную служительницами Пиксурского женского монастыря Владимирской иконы Божией Матери «Будем все переносить с радостию…».
Экскурсия в храм - Епархия После праздника Пасхи в первые дни Светлой седмицы храм Веры, Надежды, Любви и матери их Софии по благословению настоятеля иерея Виталия Лапшина организовал экскурсии для школ Юго-западного района и микрорайона Чистых пр
Епархия